Юлианна Караулова: «Я раздражаюсь, когда люди быстро сдаются»

Веснушки, кудри и романтичное платье – такой мы привыкли видеть Юлианну Караулову на экране. Но стоило поговорить с ней серьезно, выяснилось, что девушка-то с характером.
На фото: Боди, Sport Angel; Топ, Makoday; Ботильоны, Deichmann; Очки, Bally

Оказывается, жизнь певицу баловала нечасто. Юлианна не раз попадала в ситуации, когда нужно было принимать решения и нести ответственность за свои поступки. Эпизоды из ее жизни доказывают, что наша героиня может постоять за себя.

Он считал пение несерьезным занятием. Я все бросила ради него. Когда мы познакомились, мне было 18. Он был старше меня и далек от мира шоу-бизнеса. Через полгода он сделал мне предложение, но мы так и не поженились. Сейчас я бы вела себя совершенно иначе – у меня уже сложилось понимание, на чем строятся отношения. Впрочем, в прошлом я ничего менять бы не стала. Я ценю этот опыт.

Я целеустремленный человек, мне важны собственные достижения – чтобы я могла ими гордиться, чтобы чувствовала – все в моей жизни не просто так. Мы были очень похожи, а для отношений это плохо, люди все-таки должны быть немножко разными.

После расставания я сначала уехала на месяц в Лондон и даже хотела там остаться, объездила все институты, но все-таки вернулась. Я понимала, если задержусь в Англии на пять лет, все концы – связи, знакомства, оставшиеся после «Фабрики звезд», – пропадут. Что мне никто не поможет, когда я приеду вся такая классная, образованная. Впрочем, вернувшись, я по-прежнему не была уверена, что получится со сценой, и устроилась работать на MTV.

Я была первой «фабриканткой», которую отпустили без санкций. Просто так совпало: когда закончилась «Фабрика звезд», Макс заболел и уехал из России, не занимался мной и группой «Нэцке», в которой я пела. Никто его не винил, мы все понимали. Просто я пыталась сделать что-то сама, а мне не давали – из-за контракта на семь лет (его подписывали все, это было обязательное условие участия в проекте). Меня звали в кино, сериалы, журналы, но сниматься было нельзя. Я понимала, что идет время, узнаваемость сходит на нет... и тут поступило предложение от другого продюсера. Я позвонила Максу, он сказал: «Я не могу тебя держать. Если ты решила так, значит, для тебя это правильно. Хочешь идти – иди. Но я всегда буду ждать тебя обратно». Никаких санкций не последовало, он отпустил меня по-хорошему. Правда, вскоре позвал обратно, я долго думала, сомневалась. И не пошла – это бы означало новую семилетку. Кроме того, пришлось бы бросить институт. Родители, естественно, ратовали за то, чтобы я работала с «Максимом Александровичем». Мама потом долго мне припоминала тот случай.

Всегда была жутко принципиальной, очень эмоциональной. Чуть что – сразу: «Что-о, почему?! Как это так, не по-моему!» Сейчас уже понимаю: любые отношения – серьезная работа над собой. Раньше для меня это были просто слова, теперь – поступки.

Расторгла контракт с Максимом Фадеевым, а потом руководство MTV отправило меня к нему на интервью. Случайно! Это было очень смешно. Они не знали, что мы так хорошо знакомы, и он точно не ожидал меня увидеть. На протяжении всей беседы твердил: «Вот многие девочки думают, что они самые умные...» Безусловно, у него осталась на меня обида. Сейчас мы редко пересекаемся, но у меня бывают приступы ностальгии, и я пишу ему сообщения: «Максим, спасибо!» Я безумно за все благодарна и уже десять раз ему об этом сказала. Если бы в свое время он не взял меня на «Фабрику звезд» и не вдолбил мне, что я могу круто выступать, энергетически работать с залом, ничего бы этого не было. До него я в себя не верила, была закомплексованным подростком с подружкой, которая меня «подгнабливала».

Честно говоря, у меня отчасти мужской характер. Местами я бываю жесткой, у меня нет вот этих вот «девочкиных тем». Когда пришла в группу 5sta Family, всем было интересно – мне, ребятам. И первое время я чувствовала себя королевой, они даже сумку за мной носили! Но потом все пошло не так. Дело в том, что я могу пококетничать, но в работе требовательная. Я раздражаюсь, когда люди быстро сдаются или устают, и, к сожалению, не скрываю свои эмоции. В этом смысле я не очень дипломатична. В определенный момент ребята стали относиться ко мне не как к девушке, а просто как к коллеге. И вся эта сказочная обстановка пропала. Покинула группу я не из-за того, что возомнила себя великой сольной певицей, просто мы перестали друг друга понимать, у нас разошлись взгляды на творчество. Мы начали ссориться. Они говорили: «Должно быть вот так». А я: «Нет, ну вот так совсем не должно быть. Потому что это плохо».

Никаких гарантий не было, я сильно рисковала, и меня никто не поддержал. Впервые столкнулась с таким количеством скепсиса! Все только и говорили: «Зачем ты уходишь?!», «Что ты делаешь, опомнись!», «Ты сейчас уйдешь в никуда, сколько уже было этих певиц». Родители: «А на что ты будешь жить? Может быть, еще подумаешь?» Но я понимала, что больше не могу жить в той тяжелой обстановке, я не чувствовала себя счастливой. Нервного срыва удалось избежать, но, наверное, я была на грани – и сделала прыжок в неизвестность.

Договорились с авиакомпанией о бартерных билетах. Друг был оператором, второй – режиссером. Красила меня подруга, еще одна была за стилиста. Работали бесплатно. Все произошло очень быстро, мы сами не ожидали, а начиналось «на коленке». Как-то мы сидели с Яной (Бьянкой. – Прим. WH) у меня дома. И она: «Давай помогу, напишу тебе песню – о чем ты хочешь?» Обсудили. Когда она прислала трек «Ты не такой», я долго не открывала почту – боялась, что мне не понравится, а мы же подруги. Представьте мою радость, когда все-таки послушала, – настолько она попала в мое состояние! Когда я стала показывать трек людям, многие, в том числе и именитые продюсеры, говорили, что это слабый материал. Опять понеслось: «Зачем ты это делаешь? Это ошибка!» Ну и что, мы все равно сняли клип с друзьями в Риме.

На фото: Купальник, Monki; Жилетка, Sportmax; Серьги, Delfina Delettrez

За несколько дней песня попала в десятку iTunes, ее начали брать на радиостанции. А потом стала первой русской записью, продержавшейся на верхушке топ-листа месяц. Нам даже было неудобно, каждое утро я просыпалась и проверяла – думала, ну все, она должна скатиться вниз. Вскружило ли мне это голову? Наоборот! Стало страшно. Думала, господи, а что же делать дальше? Нужно же больше, ну или хотя бы не меньше, не хуже. Мощный старт – большая ответственность, люди точно будут сравнивать все последующие песни с первой. У меня началась легкая паника, я решила, что срочно нужны альбом, концерты. Честно, никогда столько не работала, как в тот год.

С Андреем (Андрей Черный, молодой человек Юлианны. – Прим. WH) мы познакомились на студии 12 лет назад. Я знала его девушку, он – моего молодого человека. И вообще, мы были просто друзьями – я ему столько всего рассказывала! Чего никогда бы не сделала, если б могла себе представить, что когда-нибудь мы будем вместе. В серьезных отношениях очень важно, чтобы между людьми были взаимопонимание и дружба. Чтобы молодой человек, муж, в конце концов, стал твоей опорой, твоим близким верным другом, который всегда поддержит. Когда у тебя появляется опыт – набитые шишки, груз пережитого, – на многое начинаешь смотреть по-другому. Я стала чуть мудрее, менее конфликтной. По природе я упрямая, но сейчас понимаю, что в какие-то моменты лучше проявить мягкость, промолчать. Иногда нужно наступать на горло своим эмоциям. Это не плохо. Некоторые говорят, что «если я встречу своего человека, у нас все будет гладко». Возможно, но я такого еще не видела.

Андрей не избалован котлетами и борщами – я редко бываю дома. Вчера вот прислал смс: «Пришел домой, сам постирал вещи, сам приготовил еду, поел, все убрал. Кто молодец? Я молодец!»

Помню, мы сидели с компанией, и Андрей начал со мной флиртовать. При всех! Я даже не поняла, что происходит. Спросила: «С тобой все в порядке? Что ты делаешь, мы же так дружим, ты все испортишь!» Когда начал за мной ухаживать, я не воспринимала его всерьез – не думала, что между нами что-то возможно. И он начал тусоваться с моими знакомыми. А потом понеслось, подруги стали говорить: «Он такой хороший, ну что ты, он же такой хороший». В какой-то момент я все-таки не устояла и решила рискнуть. Так мы стали встречаться.

В середине «Ледникового периода», помню, плакала. Был период жалости к себе: сломаны ребра, я на обезболивающих, нужно выходить кататься, еще концерты, репетиции. А потом стало стыдно: кругом олимпийские чемпионы, у всех такая воля. Я подумала: господи, ну что за тряпка такая! Знаете, в детстве я ходила на фигурное катание, и для меня это нереализованная мечта. Потому и согласилась участвовать в проекте, хоть Наташа Подольская с Тимуром Родригезом и пугали меня ежедневными пятичасовыми тренировками. Но тогда я, конечно, не очень понимала, на что подписываюсь. Мой партнер Максим Траньков раньше не катался с непрофессионалкой и с трудом понимал, почему я не могу что-то сделать. На тренировках он бывал иногда очень требовательным, жестким. Зато я в жизни не была такой подтянутой, как тогда! Во время катания тренируются все группы мышц, и особенно ягодичные.

Мне было тяжело, но и ему тоже, потому что я с ним вечно спорила! Несмотря на стычки, мы подружились. Он меня защищал, говорил, что его учили отвечать за партнершу не только на льду, но и в жизни.

Вот был случай. Одна из судей, Оксана Пушкина, почему-то меня невзлюбила. Однажды она перепутала нас с Дарьей Мороз – и поставила ей низкую оценку. А узнав, что на льду стою не я, попросила все переиграть и повысить балл. Макс вступился – выбежал на лед и устроил скандал: «Да я больше не выйду сюда никогда!»

Рожать ребенка нужно не когда «надо», а когда понимаешь, что морально готова. Стать матерью, мне кажется, для любой главное призвание в жизни. Но если честно, у меня на сцене только все закрутилось. Если забеременею, то на время вылечу из работы. Все изменится, я перестану жить для себя вообще, это совершенно другая степень ответственности! К этому нужно прийти – и сделать это с легкостью, любовью и внутренней гармонией. Надеюсь, года через два я подрасслаблюсь. Посмотрим!

Поделитесь с друзьями:
0

Комментарии

Гость
Отменить
Показать ещё