Вера Брежнева: «Не знаю, что значит "быть сексуальной"»

Честно говоря, порядком надоели «причесанные» интервью и глянцевые истории успеха звезд. Так что мы решили быть наглее и вызвали Веру Брежневу на откровенный разговор.
Купальник, Eres; Колье, Mercury; Очки, Andy Wolf; Кольцо, Pasquale Bruni

Вера для большинства из нас – идеальная картинка: поет, снимается в кино, занимается благотворительностью, да еще, на минуточку, четырежды самая сексуальная женщина страны, по версии журнала Maxim. В общем, звезда в полный рост. Повезло или перед нами не только яркая, но и очень сильная женщина?

WH: Когда листаешь глянец, видишь безупречную и улыбчивую Веру Брежневу. Образ, создаваемый прессой, и ты сама – разные?
Вера: Безупречная... Разве такие бывают? Я нормальный живой человек, есть я дома и я на работе. И как минимум внешний вид – точно разный. Если мы говорим о картинке в журнале, здесь важен такой нюанс, как выборка: издание делает материал, который интересен его читателю. Бывает, на съемке смотрю в камеру спокойно, но меня настойчиво просят улыбнуться. Я, может, не всегда хочу, может, настроения нет, но изданию нужна моя улыбка. И я улыбаюсь. Получается, что такой меня и видят. В итоге формируется образ. Но я разная, как и все мы, я не идеальна, очень требовательна к себе. Этот перфекционизм и не позволяет мне остановиться, успокоиться. Еще я бываю слишком ранима. Другой вопрос – я привыкла работать над недостатками. Те, что можно было исправить, исправила. А те, что нет, приняла, и теперь они мне даже нравятся. Но постоянный процесс развития под названием «жизнь» меня очень увлекает!

WH: Тебя четыре раза называли самой желанной женщиной страны. Хоть что-то ты делаешь НЕ сексуально?
Вера: Придется вас немножко расстроить: я не знаю, как это. Утром я не встаю с мыслями: «Я красивая, сексуальная, я вся вообще просто идеальная». Мне нравится быть собой. Знаете почему? Воспринимаю любой специальный образ или маску как дополнительную нагрузку, которой можно избежать. Считайте меня лентяйкой! А вообще, может быть, есть что-то внутри, о чем я не знаю... потому что порой на съемках просят «меньше секса», а я понять не могу, о чем они, – потому что я при этом вообще ничего не делаю.

WH: Ты с детства такая рассудительная?
Вера:С детства я боец за справедливость – в папу. Знаете, я росла в многодетной семье, а это клеймо – как мать-одиночка. Для одноклассников «многодетная» значило «неблагополучная», так что приходилось отвоевывать место под солнцем. Дралась с девочками, с мальчиками – со всеми, кто нападал. Сама не конфликтовала. Потом я была немножко «гадким утенком». У одноклассниц рано – у некоторых даже с 9–10 лет! – начала расти грудь, у меня – нет. Мальчишки кричали: «Плос­кая как доска!» Ну и плюс я носила очки, и для меня самым главным было успеть перед дракой их снять – денег на новые не было. Но, честно говоря, в своем прошлом, будь у меня такая возможность, я бы ничего менять не стала. Благодаря ему я стала такой, какая есть.

WH: Вера, тебе было 20 лет, когда ты попала в «Виа Гру». До этого ты где-то работала?
Вера: Где я только не работала! Мне было одиннадцать, когда папа попал под машину и стал инвалидом. А нас четыре ребенка в семье. К тому же это был 1993 год, развал Союза. Мы тогда переехали в новый район, в новую квартиру (успели еще получить от завода), лифт не работал, 14-й этаж – все прелести жизни. Работала няней после школы с 15:00 до 22:00 (летом – полный день). Еще посудомойкой в кафе, потом продавцом на рынке, в магазине.

WH: А как ты попала в «Виа Гру»? Пошла на кастинг, хоп – и звездА?
Вера: Это не «хоп»! Прошла кастинг – отбор из большого количества кандидатов, потом второй. Помню, сидела на стульчике, ждала своей очереди. Вокруг были разные девочки: поющие, красивые, фигуристые, пробивные. Я думала: «Боже, что я тут делаю?!» Но прошла именно я.

WH: А когда тебя выбрали, не зазналась?
Вера: Когда берут на испытательный, думаешь только, как бы не облажаться. За месяц нужно было разучить пять танцев, еще больше песен и похудеть. Я весила 58, а надо было не больше 55. Еще год потом боялась, что могут вы­гнать. Так что работы было много и зазнаваться было некогда.

WH: С яркой внешностью строить карьеру обычно не так просто. Бывало, что тебя считали пустышкой?
Вера: Да и сейчас обо мне иногда так думают. Но главное – кто ты, что и как ты делаешь, а не что о тебе думают. Что касается внешности, она может как помочь, так и помешать – тут уж все зависит больше от ситуации. Но надо идти вперед, несмотря ни на что, и не опускать руки. Когда я попала в группу, работала над хореографией, вокалом и постановкой речи, чем и до сих пор занимаюсь, а еще занимаюсь языками и саморазвитием. Все возможно, было бы желание. Моя подруга, например, ходила на бесплатные курсы английского по два часа в одну сторону – на транспорт денег не было. В итоге выучила язык и здорово похудела.

WH: Как считаешь, тебе удается совмещать роли звезды, жены и мамы?
Вера: Стараюсь, получается не без усилий, немного жертвую временем, проведенным с детьми. Слышу от них порой упреки по этому поводу.

Топ и трусы, все – Kalmanovich; Колье, Mercury

WH: Все твои песни – о мужчине и женщине. Почему?
Вера: Музыка и есть любовь. Мои песни – об отношениях, чувствах и эмоциях. Не могу петь песню, которая ко мне никак не относится, я должна ее прочувствовать. Сначала у меня были игривые тексты, потом они стали глубже. Я вообще стараюсь быть максимально честной в том, что делаю, осознаю свою ответственность как медийного человека. Это касается всех проектов. Мне как-то предложили сняться в рекламе чипсов, и я отказалась. Марка мировая, все здорово. Но чипсы не тот продукт, который я могу рекомендовать. И все.

WH: «Не беги от любви, даже пусть безответной», – слушаем в iTunes. Тебя когда-нибудь отвергал мужчина?
Вера: Моя первая детская любовь. Влюбилась в сына друзей нашей семьи. А он во время нашего первого танца на дискотеке предложил мне близость – ему только это и было нужно. Так все и закончилось. Я была юная, но после этого просто запретила себе его любить. До этого два года им восхищалась. И все мечты были только о нем.

WH: Со временем твои отношения с мужчинами как-то изменились?
Вера: Раньше была категоричнее, обидчивее. Сейчас стала мягче, терпеливее.

WH: Ты как-то сказала, что сняться обнаженной – это не смело. А что для тебя – смело?
Вера: Быть самой собой и исполнять свою миссию, несмотря на все сложности. Вы понимаете, женщине сегодня трудно: когда она много работает, в ней появляются мужские качества – и поведенческие, и в характере. У меня такое было. Я почувствовала, что стала более жесткой, холодной, рациональной. Меня это даже испугало. Тогда я многое пересмотрела и вернулась к себе прежней, нежной. Потому что миссия женщины – в любви, заботе, добре и тепле. Оставаться верной себе, своим ценностям независимо от общественного мнения – это смело.

WH: Вера, ты росла в малообеспеченной семье. Захотелось шиковать, когда по­явился достаток?
Вера: Скорее наоборот, хотелось рационально использовать свои средства. Жизнь до достатка сделала меня человеком экономным. Шиковать – не про меня. Кроме того, я большую часть денег отдаю на благотворительность, поэтому не могу тратить их на какую-то глупость...

WH: Есть мнение, что звезды занимаются благотворительностью для имиджа и пиара.
Вера: Приглашаю всех, кто так считает, попиариться вместе со мной.

WH: Если не секрет, сколько ты зарабатываешь как Посол доброй воли ООН по ВИЧ/СПИД?
Вера: Один доллар в год. Пожалуй, я это делаю не только ради пиара, но и ради денег! (Смеется.) В последние два года благотворительность занимает треть моей жизни – наравне с семьей и работой. Но меня, естественно, радуют результаты этого труда. Тема ВИЧ перестает быть табуированной. Люди задумываются, начинают более ответственно относиться к своему здоровью. А также становятся добрее и терпимее.

WH: Признайся, есть у тебя какие-то секретные удовольствия?
Вера: Медитирую, когда навожу порядок. Убираюсь даже в гостиничных номерах. Когда вокруг порядок, у меня и внутри все по полочкам. Но при этом я не мань­як-грязнофоб, конечно, могу и разбросать вещи, если собираюсь в спешке.

WH: Ты к себе требуешь отношения специального – в магазине, например?
Вера: Мне нужно, чтобы люди делали свою работу, я ничего не требую сверх – наоборот, не люблю, когда ходят вокруг, навязывают свой сервис. Хотя, безусловно, очень приятна забота и человечность вне зависимости от того, кто ты.

Редакция благодарит отель Marriott Moscow Royal Aurora за помощь в организации съемки

Поделитесь с друзьями:
15

Комментарии

Гость
Отменить

" я не знаю, что значит быть сексуальной", сказала одна из сексуальнейших женщин в нашей стране. Удивительное дело)))
Вообще, все кого раскрыли братья Меладзе, обладают каким то магическим магнетизмом, способностью привлекать внимание и притягивать к себе людей. НЕсомненно, что то дарованное природой есть у Веры Брежневой, но всю эту красоту еще сохранить надо уметь. И она видимо, знает несколько секретов.

Безумно красивая, статная, яркая, неимоверно точеная, фигуристая и просто божественная девушка,которой завидуют фактически все девочки и девушки на свете, так как она на самом деле всегда выглядит настолько красиво и Суперски, что на кажется что она выглядит роскошно! Так что я тоже хочу так хорошо выглядеть как она, и думаю что благодаря такому интервью часть ее секретов мы можем взять себе на вооружение.

Ой да ладно, все знаменитости привирают, небось много сил вбухивает, что бы быть сексуальной