Алена Алехина: «Очень хочу, чтобы получилось»

Алена Алехина — российская сноубордистка, семикратная чемпионка России, обладательница Кубка Европы в дисциплине хаф-пайп. В сезоне 2012/2013 спортсменка состояла в сборной России по сноуборду. Но в апреле 2013-го у нее началась новая, совсем другая жизнь.

Cтатус одной из самых позитивных русских спортсменок не уберег девушку от беды. Весной 2013 года в США Алена принимала участие в коммерческой съемке для одного из своих спонсоров, неудачно упала и травмировала спинной мозг. C тех пор прошло 9 месяцев, и все это время Алена не может ходить.

Вернуть себе здоровье она пытается в Колорадо: там она живет вместе с мужем – лидером известной американской панк-группы – и каждый день по несколько часов проводит в восстановительном центре. До сих пор Алена не рассказывала журналистам детали того, что произошло с ней на американских склонах.

Важно: если бы травмы не было, совершенно не факт, что Алена Алехина была бы сейчас в Сочи. Алехина – абсолютно лучший райдер России в дисциплине хаф-пайп и неоднократный победитель Кубка Европы (это второй дивизион Кубка мира, аналог биатлонного Кубка IBU), но совершенно не факт, что этого хватило бы, чтобы попасть в Сочи.

Поэтому то, что вы прочитаете ниже, – это не история о том, как Россия потеряла в Сочи потенциальную медаль.

Это история о человеческой судьбе.

– Расскажите, как это случилось.

– Сезон-2012/13 вообще был плохим. Куда бы мы ни ездили кататься и тренироваться, нам ужасно не везло: то не было парка, то погода не позволяла. И к тому же почти всю зиму и весну я проболела. Выздоравливала и сразу снова заболевала – просто ужас какой-то. Мою поездку в США, где были запланированы съемки для Quiksilver и Roxy, пришлось несколько раз откладывать из-за того, что я три недели пролежала больная. Так и не выздоровела, но все-таки улетела в Лос-Анджелес. В самолете стало как-то резко лучше – в ЛА даже решили, что я всех обманывала и вовсе не болела еще сутки назад. В Калифорнии я акклиматизировалась, каждый день много каталась на скейте и серфе. Но на сноуборде к тому моменту я уже больше месяца не стояла.

Когда мы приехали в горы, физически я все равно чувствовала себя неважно, как-то плохо чувствовала доску. В общем, в тот самый день – второй день в горах на сноуборде после длительной болезни – катание совсем не шло. Но операторы и фотографы очень переживали, что мы за целый день ничего не сняли, и я все равно заставляла себя кататься. К серьезным трюкам из-за своего неважного состояния я была совсем не готова, а работать было надо, я потащила всех сниматься на самую легкую, как мне показалось, фигуру во всем парке – диван. Обычный мягкий диван на горе. Я подумала, что он настолько безопасен и прост, что даже в такой кондиции я что-нибудь на нем смогу сделать. Он казался таким мягким и безобидным...

Но катание и там не шло. В своей первой же попытке на этом диване я упала. Причем так сильно, как за целый сезон ни разу не падала. Решила, что так дело не пойдет и на сегодня катание надо заканчивать. Если я падаю на такой простой фигуре, значит, мне нельзя кататься. Развязала ботинки, сняла с себя все обмундирование, пошла загорать и снимать ребят на камеру с дополнительного угла. Фотограф и оператор говорили: «Ребята, come on, что с вами? Это же не начало сезона, а конец – вы же все раскатанные!» Посмотрела какое-то время за тем, как катаются остальные, и подумала: «Что со мной такое? Почему так просто сдаюсь?»

Я оделась заново, завязала ботинки, надела защиту, нашла вдохновляющую песню в плеере. Пешком снова поднялась на еще один трюк. Собиралась сделать трюк ollie FS 180 через диван, то есть повернуться на 180 градусов. Сильно разогналась и, когда перепрыгивала диван, задела его носом доски, из-за чего меня стало наклонять вперед. У меня есть видео этого падения – я пересматривала его тысячу раз. Проще всего было подстраховать себя руками и упасть на них. Но я не раз ломала ключицу и, видимо, побоялась, что сломаю ее снова, если упаду на руки. Поэтому подумала, что я ниндзя, и решила сделать кувырок. В итоге я подвернула голову, а ноги докрутиться не успели. Я упала на спину, а ноги и доска меня прижали сверху.

Падение не выглядело ужасным. Все, кто был рядом, сначала говорили: да ладно, ты, наверное, просто «дыхалку» сбила. Но я сразу поняла, что все плохо. Скажу еще раз: это самый простой трюк, который я могла сделать. Если учесть все то экстремальное, что я делала в своей жизни – и в сноуборде, и помимо него, – это самая смешная шутка судьбы, которую она могла мне приготовить.

– Что было дальше?

– Меня аккуратно спустили вниз в медпункт курорта. Сразу разрезали на мне всю одежду и даже ботинки, сделали первое обследование и перевезли в больницу побольше в том же городке. Там, поняв, что травмирован спинной мозг и нужна срочная операция, стали обзванивать большие госпитали во всех штатах – выясняли, какой из них может меня принять. Мой бойфренд находился в этот момент в Калифорнии – он настаивал, чтобы меня везли туда. Но там ни один госпиталь не был готов принять меня так срочно. При такой травме операцию необходимо сделать в течение 12 часов, иначе надежд на улучшение будет мало.

Больница нашлась в городе Рино, штат Невада. Туда меня отправили на маленьком медицинском самолете – настолько маленьком, что туда помещалось всего три человека, а до пилота я могла дотянуться рукой. Там, после долгих часов обследований и подготовки, меня наконец-то отвезли на операцию. Через несколько часов в Неваду прилетел мой бойфренд, чуть позже – его сестра и мама. Мои родители прилетели из Москвы уже на следующий день. За них в тот момент я переживала гораздо больше, чем за себя. И очень не хотела, чтобы они слышали диагноз... Моя пятилетняя сестра, войдя ко мне в реанимацию, первым делом сказала: «Я же тебе говорила не залезать на высокую горку. А ты все-таки с высокой скатилась и упала!»

У некоторых ребят из команды, с которой я снималась, вообще не было никакой страховки. А мое лечение только за первое время обошлось в миллион долларов. Все это было покрыто только благодаря страховкам, которых у меня было целых три – от сборной России, сборной Москвы и команды Roxy. То, что у родителей была виза и они смогли вылететь все вместе в тот же день и остаться на целых десять дней, – это тоже удача. К тому же у меня еще и американская семья есть, она была там со мной. Английским я тоже владею свободно.

Так что можно сказать, что в чем-то мне все же повезло. Могло быть и хуже.

Дальше:
Форрест Гамп

Комментарии

Гость

Читала эту статью ещё летом. Сейчас опять наткнулась на неё и решила посмотреть, как у Алёны дела. Как-то судно в интернете написано. Последние новости оканчиваются, что проходит курс интенсивного лечения, видимо до сих пор. Но, честно, была поражена тем количеством медалей, которые девушка взяла на соревнованиях с 2008 года! А ещё, как оказалось, она была лицом компании Roxy.

Гость

Хорошая такая сноубордистка, приятная девушка и вот такая неприятность...Удивляет тот факт, что те, для кого она снималась как я поняла совсем не помогали. Главное действительно не сдаваться, ведь пока у нас есть надежда - мы движемся вперед.
Надеюсь, что в данное время у неё уже все идет на поправку, близких и поклонников её думаю не мало, а это тоже придает уверенности, что всё будет отлично.

У меня в семье тоже была такая беда, моя сестра попала в аварию у нее была травма позвоночника с смещением дисков, на реабилитацию ушёл год и она встала на ноги, конечно она сейчас тоже водит автомобиль работает но и также делает массаж, плавает и гимнастику другие нагрузки ей категорически запрещены. Но к чему это я , да после такой сильно травмы можно встать на ноги, выйти замуж и родить прекрасную девочку мою любимую племянницу. Помощь близких людей очень помогает в этом случае, на личном опыте пройдет этот этап в нашей жизни, так что и вам скорейшего выздоровления !!!

Показать ещё